Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
РБК Исследования рынков, 13 мая 2024
Елена Костенина

К августу 2023 года объем продаж вышел на уровень 2021 года

СЕО Vectura специально для исследования российского рынка коммерческих автомобильных грузоперевозок 2023

— Каким был 2022 год для вашей компании? Удалось ли достичь целей и финансовых показателей, намеченных на 2022 год?

 Финансовых результатов, намеченных на 2022 год, достичь не удалось в силу обвального падения объема продаж автомобилей, а, вслед за ним, — и снижения интенсивности перевозок. Оперативно был пересмотрен портфель заказчиков (вплоть до замещения в моменте европейских автоконцернов частными продавцами с б/у авто). Были предприняты весьма жесткие меры, на которые сложно было бы решиться в обычное время. В результате, проведенная реструктуризация компании встретила минимальное сопротивление как со стороны акционеров, так и со стороны сотрудников. Также нам помогло длительное сотрудничество с китайскими клиентами, которые стали наращивать объемы практически сразу, с весны 2022 года.

В целом, с точки зрения проведенной подготовительной работы на будущее, 2022 год был удачным.

— Как Вы оцениваете динамику операционных показателей компании в 2023 году? В какой мере удается сгладить воздействие неблагоприятных факторов? Какие драйверы и барьеры для развития рынка вы видите?

— Динамика операционных показателей положительная. Основной неблагоприятный фактор жесткий дефицит водителей.

Драйверами отечественного рынка перевозок может стать увеличение производства и импорта автомобилей, рост продаж.

Самые существенные барьеры  дефицит водителей, рост стоимости топлива и запчастей, а также ремонтных работ. Также есть проблемы с доступностью новых автовозов и полуприцепов и ценами на них. Ранее большинство перевозчиков использовали тягачи европейских марок. Вся ремонтная инфраструктура, включая навыки сотрудников СТО была заточена под них. Аналоги трейлеров отсутствуют до сих пор. 

— Удалось ли вам воспользоваться мерами государственной поддержки бизнеса в 2022–2023 годах? Как оцениваете их эффект?

— Мы воспользовались отсрочкой по уплате страховых взносов. Существенного положительного влияния данная отсрочка не оказала. В остальном, меры поддержки бизнеса на организацию не распространялись.

— Изменилась ли работа вашей компании (объем грузоперевозок и география) в направлении международных грузоперевозок? Были ли скорректированы сроки и стоимость поставок по сравнению с 2021 годом?

— Изменилась существенно.

Ранее наша компания активно занималась перевозками из Европы (Германия, Польша, Эстония и другие европейские страны). На данный момент европейские перевозки полностью прекратились.

— Как вы оцениваете ситуацию со спросом на логистические услуги в 2023 году? Насколько сильно на рынок повлиял уход из России крупных международных компаний, которые были потребителями логистических услуг?

— По мере восстановления продаж автомобилей (новых и с пробегом), спрос на перевозки также восстановился. К августу 2023 года объем продаж вышел на уровень 2021 года. На фоне снижения количества доступной техники (в основном из-за отсутствия водителей) спрос на перевозки повысился. Это позволило транспортным компаниям повысить тарифы, и соответственно погасить часть кредитных и лизинговых обязательств. В некоторых компаниях сумели поменять технику на новую или ту, которая эксплуатировалась менее активно. 

— Насколько сильно на рынок повлиял уход из России крупных международных компаний, которые были потребителями логистических услуг?

— Существенно повлиял. Ушли все европейские, корейские, японские производители. В итоге, из 15 основных клиентов осталось два. На данный момент в портфеле несколько крупных производителей и множество мелких заказчиков.

— Как ваша компания справляется с задачей содержания и обновления автопарка в условиях санкций и ухода иностранных вендоров?

— Затраты на ремонт увеличились и продолжают расти. Цены на запчасти повысились в среднем на 25–40%. Есть позиции, стоимость которых выросла на 70–80%. Цены на некоторые шины поднялись в 2–3 раза. В таком случае мы ищем и находим альтернативу. В основной массе запчасти в наличии, но увеличилось время ожидания поставок. Сейчас мы активнее используем неоригинальные детали: на рынке их стало больше. На будущий год планируем частичную замену парка. Рассматриваем европейскую подержанную технику.

— Столкнулась ли ваша компания с нехваткой кадров? Если да, то какие меры были предприняты для исправления ситуации? Есть ли среди них инструменты автоматизации и роботизации процессов (от чат-ботов до ИИ-решений)?

 Не хватает где-то 50% водителей. То есть полпарка находится в простое из-за нехватки персонала. К сожалению, вынуждены отметить, что должность «водитель автовоза» не имеет склонности к омоложению. Основная часть водителей  это «ветераны» и «фанаты» своего дела. Молодежь с соответствующим правом управления автомобилем не желает становится на путь «водителя автовоза». С каждым годом ситуация в этом плане ухудшается, и перспектив для ее исправления мы не видим.

Предпринятые меры: улучшение материальных условий (повышение зарплаты, различные поощрения, дополнительные стимулирующие выплаты), постоянный активный поиск по всем холодным контактам, которые можем достать. Объявления на классифайдах и в телеграм-каналах тоже, конечно, размещаем, но это больше «для галочки». Сейчас такой пассивный поиск совсем не работает.

— Может ли цифровизация бизнеса стать реальным ответом на текущие вызовы? Какие решения уже внедрены в компании (электронный документооборот, оптимизация складских процессов, системы управления транспортом и т. п.)?

 Многое пытаемся перевести в электронный формат. Электронный документооборот реализован в компании путем самостоятельной доработки 1С и интеграции систем операторов ЭДО. Процесс постоянный, и он продолжается.

С крупными клиентами обмен данными, касающимися перевозки автомобилей (от заявки до получения дилерами) происходит в электронном формате, посредством взаимной интеграции CRM систем. С мелкими клиентами по-прежнему используем электронную почту. С введением электронных транспортных накладных пока повременили. В планах на ближайший год  внедрение электронных путевых листов. 

— Планируется ли в компании внедрение новейших технологических решений на основе ИИ (например, беспилотного транспорта)? Насколько подобные эксперименты сейчас актуальны для компании?

— Не думаю, что это произойдет в ближайшие лет десять. Одно дело  запустить машины по трассе М-11 МоскваСанкт-Петербург и совсем другое  организовать «беспилотную» погрузку и крепление восьми автомобилей на автовоз, провести передачу зоны ответственности с проверкой на повреждения и заполнением ОУПТС, осуществить «беспилотный» проезд от завода или склада до трассы качества хотя бы М11 и далее до дилера и провести «беспилотную» приемку у дилера, который всегда стремится большую часть повреждений списать на перевозчика. У каждого склада и дилера своего представителя не посадишь.

— Как вы оцениваете перспективы отрасли грузоперевозок в ближайшие 1–2 года? Каким направлениям деятельности в вашей компании будет уделено основное внимание?

— Если не случится серьезных потрясений, и спрос на автомобили будет расти, востребованность услуг по их перевозке также будет высокой. Очевидно, увеличение поставок будет происходить за счет китайских производителей. Тягачи на рынке уже есть. Следующий этап  выход на российский рынок китайских прицепов. Остается решить проблему нехватки кадров.

РБК Исследования рынков Российский рынок коммерческих автомобильных грузоперевозок 2023 170 000 ₽
Материалы по теме
Статья, 15 мая 2024 Компания Гидмаркет Железнодорожные перевозки лидируют на рынке транспортно-логистических услуг в России В структуре видов транспорта на рынке лидирует железнодорожный с долей 84,4%

В последнем отчете по анализу рынка транспортно-логистических услуг в России были обнародованы свежие данные, согласно которым доминирующую позицию в общем объеме услуг занимают грузоперевозки, составляя 49,2%. При этом наблюдается стабильный спрос и на комплексные логистические услуги, которые занимают значительную долю рынка 45,0%. Складские услуги также играют важную роль, обеспечивая 5,8% от общего объема.

Отчет подчеркивает доминирование железнодорожного транспорта, который уверенно занимает лидирующие позиции с долей рынка в 84,4%. Это значительно превышает доли других видов транспорта, с автомобильным транспортом на втором месте, который составляет 12,3% и внутренним водным транспортом, замыкающим тройку лидеров с 1,8%.

Эксперты отмечают, что такое распределение свидетельствует о стабильности и эффективности железнодорожных перевозок в стране, что делает их предпочтительным выбором для перемещения крупных объемов грузов на дальние расстояния. Одновременно, высокий спрос на логистические услуги отражает растущую потребность рынка в интегрированных решениях, обеспечивающих управление цепочками поставок на всех этапах от производства до конечного потребителя.

Показать еще