65 000 ₽
Российский рынок мебели для кухни 2019
Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
65 000 ₽
Демоверсия
РБК Исследования рынков

Российский рынок мебели для кухни 2019

Исследование участвует в акции: Мебель2019
Дата выпуска: 30 декабря 2019
Количество страниц: 129
Срок предоставления работы: 1 день
ID: 64186
65 000 ₽
Демоверсия
Описание Содержание Иллюстрации Таблицы Выпуски
Описание
Агентство РБК Исследования рынков в 2019 году провело полномасштабное исследование рынка мебели России. В обзоре «Российский рынок кухонной мебели 2019» подробно проанализированы изменения в потребительском поведении, обусловленные началом восстановления российской экономики. Представлена динамика объема российского рынка мебели в текущих и сопоставимых ценах, его структура по федеральным округам и видам продукции. Проанализированы показатели производства, импорта и экспорта мебели. Показаны основные потребительские тренды, выделены ключевые тенденции на ближайшие годы, определены ведущие игроки, а также перспективные направления развития рынка в будущем. Обзор входит в серию исследований российского рынка мебели, выполненных командой аналитиков РБК.
В аналитическом отчете проанализированы наиболее популярные предметы кухонной мебели. Подробно рассмотрены изменения в потребительских предпочтениях относительно выбора мебельной продукции в магазинах. Описан социально-экономический портрет покупателей кухонной мебели, а также столов и стульев, выявлены наиболее востребованные каналы продаж, а также рассчитаны средние расходы на покупку кухонных гарнитуров, отдельных предметов кухонной мебели, а также столов / стульев в динамике за 2016-2019 гг.
В исследовании анализируются более 20 мебельных сетей. Приведены рейтинги, позволяющие сравнить известность и популярность крупнейших игроков рынка. Были рассмотрены такие бренды, как IKEA, «Леруа Мерлен», «Шатура», Mr. Doors, Hoff, «Столплит», «Мария», а также другие игроки российского рынка кухонной мебели.
Отдельное внимание было уделено анализу критериев выбора мебели российскими покупателями. Представлена динамика изменения важности основных критериев выбора мебели за 2017-2019 гг. Проанализированы основные причины сдвигов в потребительском поведении, произошедших в рассматриваемый период.
В отчете также приводятся мнения ведущих российских экспертов в мебельной отрасли, в роли которых в исследовании 2019 года выступили Евгений Аксёнов, генеральный директор торгового дома «Орматек», Владимир Корчагов, вице-президент Askona Life Group, Александр Авдеев, генеральный директор ООО «ДИЭМАЙ РУС», Алексей Голованов, операционный директор Е1, Андрей Михайлов, генеральный директор компании «ФЕЛИКС», Александр Варанкин, генеральный директор Giulia Novars, Антон Чванов, владелец торговой марки Greta.
Наконец, аналитический обзор содержит профили крупнейших игроков рынка, включая описание социально-демографического портрета их покупателей, а также конкурентного окружения.
 
Развернуть
Содержание
Краткое оглавление 3
Полное оглавление 4
Мнение экспертов 6
Интервью с Евгением Аксёновым, генеральным директором торгового дома «Орматек» 6
Интервью с Владимиром Корчаговым, вице-президентом Askona Life Group 8
Интервью с Александром Авдеевым, генеральным директором ООО «ДИЭМАЙ РУС» 10
Интервью с Алексеем Головановым, операционным директором компании Е1 11
Интервью с Андреем Михайловым, генеральным директором компании «Феликс» 13
Интервью с Александром Варанкиным, генеральным директором компании Giulia Novars 15
Интервью с Антоном Чвановым, владельцем торговой марки Greta 17
Общее состояние российского рынка мебели 18
Текущее состояние и перспективы развития рынка 18
Структура рынка по розничным продажам 21
Структура рынка по основным составляющим 23
Производство 23
Импорт 27
Экспорт 31
Анализ поведения и предпочтений покупателей кухонной мебели 37
Количество покупателей мебели в целом 37
Количество покупателей основных видов мебели 41
Количество покупателей кухонной мебели 46
Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели 56
Кухонная мебель 57
Столы и стулья 58
Расходы покупателей кухонной мебели 58
Кухонные гарнитуры 58
Отдельные предметы кухонной мебели 61
Столы и стулья 64
Факторы, оказывающие влияние на выбор мебели 67
Каналы продаж мебели 75
Наиболее узнаваемые и посещаемые мебельные магазины 82
Россия 100 тыс. + 82
Москва и Московская область 87
Санкт-Петербург 91
Другие города-миллионеры (кроме Москвы и Санкт-Петербурга) 95
Города с численностью населения 500 тыс. – 1 млн. чел. 99
Города с численностью населения 100 тыс. – 500 тыс. чел. 103
Профили основных участников рынка 107
IKEA 107
Социально-демографический портрет покупателей 107
Основные конкуренты 108
Столплит 109
Социально-демографический портрет покупателей 109
Основные конкуренты 110
Мария 111
Социально-демографический портрет покупателей 111
Основные конкуренты 112
Шатура 113
Социально-демографический портрет покупателей 113
Основные конкуренты 114
Hoff 115
Социально-демографический портрет покупателей 115
Основные конкуренты 116
Leroy Merlen 117
Социально-демографический портрет покупателей 117
Основные конкуренты 118
Методология исследования 119
Цель и задачи исследования 119
Метод сбора информации 119
Условия проведения опроса 120
Характеристики выборки 120
Объем и структура выборки 120
Социально-демографический портрет респондентов 121
Список диаграмм 123
Список таблиц 129
Развернуть
Иллюстрации
Рис. 1. Динамика объема розничных продаж мебели в 2009 г. – III кв. 2019 г. (в текущих ценах), млрд руб., % 19
Рис. 2. Динамика объема розничных продаж мебели в 2009 г. – III кв. 2019 г. (в сопоставимых ценах 2018 г.), млрд руб., % 19
Рис. 3. Динамика объема рынка мебели в ценах производителей и стоимости импортных поставок в 2011 г. – III кв. 2019 г. (в текущих ценах), млрд руб., % 20
Рис. 4. Торговая наценка розничных магазинов на мебельную продукцию в 2011 г. – III кв. 2019 г., % 20
Рис. 5. Структура продаж мебели в 2019 г. (I-III кв.) по федеральным округам (в стоимостном выражении), млрд руб. 21
Рис. 6. Структура продаж мебели в 2019 г. (I-III кв.) по федеральным округам (в стоимостном выражении), % 21
Рис. 7. Динамика структуры продаж мебели в 2016 – 2019 гг. по федеральным округам (в стоимостном выражении), % 22
Рис. 8. Структура продаж мебели в 2019 г. (9 мес.) по основным продуктовым категориям (в стоимостном выражении), млрд руб. в ценах 2018 г. 22
Рис. 9. Динамика структуры продаж мебели в 2016 – 2019 гг. по основным продуктовым категориям (в стоимостном выражении), % 23
Рис. 10. Объем производства мебели в России (в текущих ценах), 2010 г. – III кв. 2019 г., млрд руб., % 24
Рис. 11. Объем производства мебели в России (в сопоставимых ценах 2018 г.), 2014 г. – III кв. 2019 г., млрд руб., % 24
Рис. 12. Производство мебели в разрезе по федеральным округам России, 2019 г. (I-III кв.), млрд руб., % 25
Рис. 13. Динамика производства мебели в разрезе по федеральным округам России, 2016 – 2019 гг., % 26
Рис. 14. Доля собственного производства в потреблении (в стоимостном выражении), 2011 г. – III кв. 2019 г., % 27
Рис. 15. Динамика объема импорта мебели, 2010 г. – III кв. 2019 г., тыс. тонн, % 28
Рис. 16. Динамика объема импорта мебели, 2010 г. – III кв. 2019 г., млн долл., % 28
Рис. 17. Динамика цены 1 кг импортируемой мебели, 2010 г. – III кв. 2019 г., долл./кг, % 28
Рис. 18. Структура российского импорта мебели в разрезе крупнейших стран-импортеров, 2019 г. (I-III кв.), % от общего объема импорта мебели в натуральном и стоимостном выражениях 29
Рис. 19. Рейтинг стран-импортеров мебели в России по стоимости 1 кг ввозимой продукции, 2019 г. (I-III кв.), долл./кг * 30
Рис. 20. Доля импорта в потреблении мебели (в стоимостном выражении), 2011 г. – III кв. 2019 г., % 31
Рис. 21. Динамика объема экспорта мебели, 2010 г. – III кв. 2019 г., тыс. тонн, % 32
Рис. 22. Динамика объема экспорта мебели, 2010 г. – III кв. 2019 г., млн долл., % 32
Рис. 23. Динамика цены 1 кг экспортируемой мебели, 2010 г. – III кв. 2019 г., долл./кг, % 32
Рис. 24. Структура российского экспорта мебели в разрезе крупнейших стран-экспортеров, 2019 г. (I-III кв.), % от общего объема экспорта мебели в натуральном и стоимостном выражениях 33
Рис. 25. Динамика доли ТОП-10 стран-экспортеров в общем объеме экспорта в стоимостном выражении, 2012 – III кв. 2019 гг., % 34
Рис. 26. Рейтинг стран-экспортеров мебели в России по стоимости 1 кг вывозимой продукции, 2019 г. (I-III кв.), долл./кг * 35
Рис. 27. Доля экспорта в производстве (в стоимостном выражении), 2011 г. – III кв. 2019 г., % 36
Рис. 28. Доля стран СНГ и дальнего зарубежья в экспорте (в натуральном выражении), 2009 г. – III кв. 2019 г., % 36
Рис. 29. Доля стран СНГ и дальнего зарубежья в экспорте (в стоимостном выражении), 2009 г. – III кв. 2019 г., % 36
Рис. 30. Доля россиян, приобретавших мебель в декабре 2018 г. – декабре 2019 г., % от опрошенных россиян в возрасте от 18 до 54 лет, проживающих в городах России 100 тыс.+ 37
Рис. 31. Изменение доли покупателей мебели в 2018-2019 гг., % от общего количества опрошенных 38
Рис. 32. Доля покупателей основных категорий розничных товаров за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от количества покупателей мебели 39
Рис. 33. Изменение доли покупателей основных видов мебели 2017-2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели 40
Рис. 34. Доли покупателей основных видов мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от опрошенных покупателей мебели 41
Рис. 35. Изменение доли покупателей отдельных предметов корпусной мебели в 2016-2019 гг., % от опрошенных покупателей корпусной мебели 42
Рис. 36. Доли покупателей основных видов мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их пола 43
Рис. 37. Доли покупателей основных видов мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их семейного положения 45
Рис. 38. Доли покупателей основных видов мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от наличия / отсутствия у них детей 46
Рис. 39. Доли покупателей кухонной мебели в зависимости от ее типа (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от общего количества покупателей кухонной мебели 47
Рис. 40. Доли покупателей кухонной мебели в зависимости от ее типа и пола покупателей (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от общего количества покупателей кухонной мебели 47
Рис. 41. Доли покупателей кухонной мебели в зависимости от ее типа и возраста покупателей (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от общего количества покупателей кухонной мебели 48
Рис. 42. Доли покупателей кухонной мебели в зависимости от ее типа и места проживания покупателей (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от общего количества покупателей кухонной мебели 49
Рис. 43. Доли покупателей кухонной мебели в зависимости от ее типа и семейного положения покупателей (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от общего количества покупателей кухонной мебели 50
Рис. 44. Доли покупателей кухонной мебели в зависимости от ее типа и наличия / отсутствия у покупателей детей (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от общего количества покупателей кухонной мебели 50
Рис. 45. Доли покупателей кухонной мебели в зависимости от их личного среднемесячного дохода (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от общего количества покупателей кухонной мебели 51
Рис. 46. Доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 года), % от опрошенных покупателей кухонной мебели 52
Рис. 47. Динамика изменение доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели в 2017-2019 гг., % от опрошенных покупателей кухонной мебели 52
Рис. 48. Доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 года), % от опрошенных покупателей кухонной мебели, в зависимости от их пола 53
Рис. 49. Доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 года), % от опрошенных покупателей кухонной мебели, в зависимости от их семейного положения 55
Рис. 50. Доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 года), % от опрошенных покупателей кухонной мебели, в зависимости от наличия / отсутствия у них детей 55
Рис. 51. Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели, декабрь 2019 года 57
Рис. 52. Социально-демографический портрет покупателей столов и стульев, декабрь 2019 года 58
Рис. 53. Динамика расходов на покупку кухонных гарнитуров, 2017-2019 гг., ₽ 59
Рис. 54. Расходы на покупку кухонных гарнитуров за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от пола покупателей, ₽ 59
Рис. 55. Расходы на покупку кухонных гарнитуров за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от возраста покупателей, ₽ 59
Рис. 56. Расходы на покупку кухонных гарнитуров за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от места проживания покупателей, ₽ 60
Рис. 57. Расходы на покупку кухонных гарнитуров за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от семейного положения покупателей, ₽ 60
Рис. 58. Расходы на покупку кухонных гарнитуров за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от наличия / отсутствия у покупателей детей, ₽ 61
Рис. 59. Расходы на покупку кухонных гарнитуров за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от личного среднемесячного дохода покупателей, ₽ 61
Рис. 60. Динамика расходов на покупку отдельных предметов кухонной мебели, 2017-2019 гг., ₽ 62
Рис. 61. Суммарные расходы на покупку отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от пола покупателей, ₽ 62
Рис. 62. Суммарные расходы на покупку отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от возраста покупателей, ₽ 62
Рис. 63. Суммарные расходы на покупку отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от места проживания покупателей, ₽ 63
Рис. 64. Суммарные расходы на покупку отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от семейного положения покупателей, ₽ 63
Рис. 65. Суммарные расходы на покупку отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2019 – декабрь 2019), в зависимости от наличия / отсутствия у покупателей детей, ₽ 64
Рис. 66. Суммарные расходы на покупку отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от личного среднемесячного дохода покупателей, ₽ 64
Рис. 67. Динамика расходов на покупку столов и стульев, 2016-2019 гг., ₽ 65
Рис. 68. Суммарные расходы на покупку столов и стульев за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от пола покупателей, ₽ 65
Рис. 69. Суммарные расходы на покупку столов и стульев за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от возраста покупателей, ₽ 65
Рис. 70. Суммарные расходы на покупку столов и стульев за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от места проживания покупателей, ₽ 66
Рис. 71. Суммарные расходы на покупку столов и стульев за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от семейного положения покупателей, ₽ 66
Рис. 72. Суммарные расходы на покупку столов и стульев за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от наличия / отсутствия у покупателей детей, ₽ 67
Рис. 73. Суммарные расходы на покупку столов и стульев за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019), в зависимости от личного среднемесячного дохода покупателей, ₽ 67
Рис. 74. Важность характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели 69
Рис. 75. Изменение важности характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2017-2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели 70
Рис. 76. Важность характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, 71
Рис. 77. Важность характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их семейного положения 73
Рис. 78. Важность характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от наличия / отсутствия у них детей 74
Рис. 79. «Где Вы обычно покупаете мебель?», 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели 76
Рис. 80. Изменение предпочтений покупателей при выборе места покупки мебели 2016-2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели 77
Рис. 81. «Где Вы обычно покупаете мебель?», 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели в зависимости от их пола 78
Рис. 82. «Где Вы обычно покупаете мебель?», 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их семейного положения 80
Рис. 83. Где Вы обычно покупаете мебель?», 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от наличия / отсутствия у них детей 80
Рис. 84. Рейтинг наиболее УЗНАВАЕМЫХ мебельных ретейлеров, декабрь 2019 г., % от респондентов из городов России 100 тыс. +, покупавших мебель за последний год 83
Рис. 85. Рейтинг мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2019 г., % от респондентов из городов России 100 тыс. +, покупавших мебель за последний год 84
Рис. 86. Динамика изменения рейтинга мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2017 – декабрь 2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели из городов России 100 тыс. + 85
Рис. 87. Карта знания и посещаемости мебельных ретейлеров, продающих кухонную мебель, декабрь 2019 г., Россия 100 тыс. + 86
Рис. 88. Рейтинг наиболее УЗНАВАЕМЫХ мебельных ретейлеров, декабрь 2019 г., % от респондентов из Москвы и Московской области, покупавших мебель за последний год 87
Рис. 89. Рейтинг мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2019 г., % от респондентов из Москвы и Московской области, покупавших мебель за последний год 88
Рис. 90. Динамика изменения рейтинга мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2017 – декабрь 2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели из Москвы и Московской области 89
Рис. 91. Карта знания и посещаемости мебельных ретейлеров, продающих кухонную мебель, декабрь 2019 г., Москва и Московская область 90
Рис. 92. Рейтинг наиболее УЗНАВАЕМЫХ мебельных ретейлеров, декабрь 2019 г., % от респондентов из Санкт-Петербурга, покупавших мебель за последний год 91
Рис. 93. Рейтинг мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2019 г., % от респондентов из Санкт-Петербурга, покупавших мебель за последний год 92
Рис. 94. Динамика изменения рейтинга мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2017 – декабрь 2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели из Санкт-Петербурга 93
Рис. 95. Карта знания и посещаемости мебельных ретейлеров, продающих кухонную мебель, декабрь 2019 г., Санкт-Петербург 94
Рис. 96. Рейтинг наиболее УЗНАВАЕМЫХ мебельных ретейлеров, декабрь 2019 г., % от респондентов из других городов-миллионеров, покупавших мебель за последний год 95
Рис. 97. Рейтинг мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2019 г., % от респондентов из других городов-миллионеров, покупавших мебель за последний год 96
Рис. 98. Динамика изменения рейтинга мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2017 – декабрь 2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели из других городов-миллионеров 97
Рис. 99. Карта знания и посещаемости мебельных ретейлеров, продающих кухонную мебель, декабрь 2019 г., другие города-миллионеры (кроме Москвы и Санкт-Петербурга) 98
Рис. 100. Рейтинг наиболее УЗНАВАЕМЫХ мебельных ретейлеров, декабрь 2019 г., % от респондентов из городов с численностью населения 500 тыс. – 1 млн чел., покупавших мебель за последний год 99
Рис. 101. Рейтинг мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2019 г., % от респондентов из городов с численностью населения 500 тыс. – 1 млн чел., покупавших мебель за последний год 100
Рис. 102. Динамика изменения рейтинга мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2017 – декабрь 2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели из городов с численностью населения 500 тыс. – 1 млн чел. 101
Рис. 103. Карта знания и посещаемости мебельных ретейлеров, продающих кухонную мебель, декабрь 2019 г., города с численностью населения 500 тыс. – 1 млн чел. 102
Рис. 104. Рейтинг наиболее УЗНАВАЕМЫХ мебельных ретейлеров, декабрь 2019 г., % от респондентов из городов с численностью населения 100 тыс. – 500 тыс. чел., покупавших мебель за последний год 103
Рис. 105. Рейтинг мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2019 г., % от респондентов из городов с численностью населения 100 тыс. – 500 тыс. чел., покупавших мебель за последний год 104
Рис. 106. Динамика изменения рейтинга мебельных ретейлеров по ДОЛЕ ПОКУПАТЕЛЕЙ кухонной мебели, декабрь 2017 – декабрь 2019 гг., % от опрошенных покупателей мебели из городов с численностью населения 100 тыс. – 500 тыс. чел. 105
Рис. 107. Карта знания и посещаемости мебельных ретейлеров, продающих кухонную мебель, декабрь 2019 г., города с численностью населения 100 тыс. – 500 тыс. чел. 106
Рис. 108. Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели в сети IKEA, декабрь 2019 года 107
Рис. 109. Рейтинг мебельных ретейлеров, в которых за последний год приобретали кухонную мебели покупатели сети IKEA, декабрь 2019 г., % от опрошенных покупателей сети IKEA 108
Рис. 110. Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели в сети «Столплит», декабрь 2019 года 109
Рис. 111. Рейтинг мебельных ретейлеров, в которых за последний год приобретали кухонную мебели покупатели сети «Столплит», декабрь 2019 г., % от опрошенных покупателей сети «Столплит» 110
Рис. 112. Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели в сети «Мария», декабрь 2019 года 111
Рис. 113. Рейтинг мебельных ретейлеров, в которых за последний год приобретали кухонную мебели покупатели сети «Мария», декабрь 2019 г., % от опрошенных покупателей сети «Мария» 112
Рис. 114. Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели в сети «Шатура», декабрь 2019 года 113
Рис. 115. Рейтинг мебельных ретейлеров, в которых за последний год приобретали кухонную мебели покупатели сети «Шатура», декабрь 2019 г., % от опрошенных покупателей сети «Шатура» 114
Рис. 116. Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели в сети Hoff, декабрь 2019 года 115
Рис. 117. Рейтинг мебельных ретейлеров, в которых за последний год приобретали кухонную мебели покупатели сети Hoff, декабрь 2019 г., % от опрошенных покупателей сети Hoff 116
Рис. 118. Социально-демографический портрет покупателей кухонной мебели в сети «Леруа Мерлен», декабрь 2019 года 117
Рис. 119. Рейтинг мебельных ретейлеров, в которых за последний год приобретали кухонную мебели покупатели сети «Леруа Мерлен», декабрь 2019 г., % от опрошенных покупателей сети «Леруа Мерлен» 118
Рис. 120. Распределение респондентов в зависимости от их пола, 2019 г., % от общего количества опрошенных 121
Рис. 121. Распределение респондентов в зависимости от их возраста, 2019 г., % от общего количества опрошенных 121
Рис. 122. Распределение респондентов в зависимости от их семейного положения, 2019 г., % от общего количества опрошенных 122
Рис. 123. Распределение респондентов в зависимости от уровня их личного среднемесячного дохода, 2019 г., % от общего количества опрошенных 122
Рис. 124. Распределение респондентов по составу семьи, 2019 г., % от общего количества опрошенных 122
Развернуть
Таблицы
Табл. 1. Доли покупателей основных видов мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их возраста 43
Табл. 2. Доли покупателей основных видов мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от места их проживания 44
Табл. 3. Доли покупателей основных видов мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 гг.), % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их личного среднемесячного дохода (₽ тыс.) 46
Табл. 4. Доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 года), % от опрошенных покупателей кухонной мебели, в зависимости от их возраста 53
Табл. 5. Доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 года), % от опрошенных покупателей кухонной мебели, в зависимости от места их проживания 54
Табл. 6. Доли покупателей отдельных предметов кухонной мебели за последний год (декабрь 2018 – декабрь 2019 года), % от опрошенных покупателей кухонной мебели в зависимости от их личного среднемесячного дохода (₽ тыс.) 56
Табл. 7. Важность характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их возраста 72
Табл. 8. Важность характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от места их проживания 72
Табл. 9. Важность характеристик мебели, на основе которых покупатели принимают решение о её покупке, 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их личного среднемесячного дохода (₽ тыс.) 75
Табл. 10. «Где Вы обычно покупаете мебель?», 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от их возраста, лет 78
Табл. 11. «Где Вы обычно покупаете мебель?», 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели, в зависимости от места их проживания 79
Табл. 12. Где Вы обычно покупаете мебель?», 2019 г., % от опрошенных покупателей мебели в зависимости от их личного среднемесячного дохода (₽ тыс.) 81
Табл. 13. Структура выборки по региону проживания, 2019 г., % от опрошенных 121
Развернуть
Выпуски
В этой вкладке вы можете посмотреть и приобрести все предыдущие выпуски данного исследования
Развернуть
Материалы по теме
Статья, 23 января 2020 Компания "Строительная информация" Рынок вододисперсионных лакокрасочных материалов Рост рынка вододисперсионных ЛКМ строительного назначения составил 4% в натуральном выражении. В деньгах рынок вырос на 2%.

По данным исследования, проведенного компанией «Строительная информация», в сегменте вододисперсионных ЛКМ по итогам первого полугодия 2019 года отмечен рост рынка на 4%. По предварительной оценке, по году в целом темп прироста не увеличится, по сравнению с 2018 годом прирост останется на уровне 3-4%.
Емкость рынка водных ЛКМ по итогам 2019 года в натуральном выражении можно оценить на уровне 930-940 тыс. тонн. Стоимостная оценка рынка текущего года порядка 169 млрд. рублей. В следующем году в натуральном выражении можно ожидать рост рынка на те же 3-4%. При этом вряд ли рынок в деньгах в 2020 году вырастет пропорционально тоннажу. С учетом перераспределения структуры потребления в сторону более дешевых продуктов внутри групп материалов, а также пусть небольшого, но все-таки снижения доли более дорогих импортных материалов, в деньгах рынок водных ЛКМ в 2020 году увеличится приблизительно на 2%.
Динамика выпуска и потребления в отдельных товарных группах не одинакова – с более высоким, чем в целом по рынку темпом росли продажи готовых шпатлевок и грунтовок, наименьший темп прироста зафиксирован применительно к краскам, лакам, антисептикам.

Статья, 17 января 2020 INFOLine Правительство утвердило Стратегию развития судостроительной отрасли до 2035 года В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники.

По данным исследования "Судостроительная промышленность России. Итоги 2018 года. Прогноз до 2025 года", подготовленного специалистами INFOLine, 29 октября на портале Правительства РФ опубликован текст стратегии развития судостроительной промышленности до 2035 года. Стратегия призвана стать ключевым целеполагающим документом отрасли и содержит опорные показатели для гражданского судостроения, военного кораблестроения и смежных направлений машино- и приборостроения. Однако, зафиксированные программой целевые показатели явно не предполагают существенного роста отрасли и скорее близки к умеренно-консервативному прогнозу развития.
В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники (водоизмещением более 80 тыс. тонн) ежегодно в период до 2025 года и менее 20 единиц – в 2025-2035 гг., что в целом соответствует консервативному сценарию развития отрасли, заложенному в этой же Стратегии. Эти показатели не только существенно занижены относительно индикаторов, которые были заявлены в проекте данной Стратегии в 2018 году, но и отстают от уже сформированной сдаточной программы отечественных верфей. Так, по итогам января-октября 2019 года российские верфи уже сдали 37 судов, еще около 20 судов находятся в высокой стадии готовности и должны быть сданы до конца года. То есть ожидаемый объем строительства гражданской морской техники в 2019 году составляет 55-60 судов при целевом индикаторе всего 33 судна. Аналогичная ситуация наблюдается по показателям 2020 года. Целевые показатели 2021-2025 гг. более-менее соответствуют анонсированной сдаточной программе, однако к этому времени, скорее всего, будут законтрактованы дополнительные суда, и фактические объемы строительства вновь обгонят заложенные индикаторы. При этом целевой и инновационный сценарии развития отрасли предполагают гораздо большие объемы гражданского судостроения, однако полностью «оторваны» от опорных индикаторов Стратегии, из чего можно сделать вывод – авторы документа больше склонны верить в реализацию именно консервативного сценария, или же индикаторы занижены, чтобы снизить вероятность их невыполнения.
Стратегия также закладывает значительное увеличение доли гражданской морской техники в судостроении – к 2035 году данный показатель в денежном выражении должен достичь почти 90%, причем наиболее активный рост запланирован на 2025-2030 гг. С учетом отсутствия роста плановых натуральных показателей гражданского сегмента в этот период (и даже нейтрально-негативную динамику относительно текущих уровней), Минпромторг делает ставку на развитие высокотехнологичных направлений гражданского судостроения – то есть отрасль должна от количества к качеству и, сохранив физические объемы строительства и увеличив выпуск в денежном выражении почти в семь раз к 2035 году (для военного кораблестроения рост в денежном выражении должен составить только 1,5 раза). Таким образом, в Стратегии закреплена цель на опережающее развитие гражданского сегмента, что в целом соответствует риторике руководства Минпромторга и АО «ОСК».
Следует отметить, что в проекте Стратегии редакции 2018 года в перечень целевых индикаторов также входили натуральные показатели в сфере строительства военного кораблестроения: так, до 2030 года планировалось построить более 530 плавстредств, а рост объема строительства в денежном выражении должен был составить 168%. При этом в итоговой редакции Стратегии натуральные показатели военного кораблестроения в качестве индикаторов исключены, а динамика данного сегмента занижена до 138% к 2030 году.
Также Стратегия затрагивает такой важный аспект развития судостроения как локализации и импортозамещение судового оборудования и электронной компонентной базы (отметим, что в первоначальный проект Стратегии данный индикатор не входил). Минпромторг планирует увеличить уровень локализации в данной сфере до 75% к 2035 году, причем преимущественно за счет кооперации. Среди мероприятий, призванных помочь отрасли добиться данных целей, в документе заложены разработка дорожной карты по импортозамещению и локализации судового комплектующего оборудования, создание центра компетенций судового оборудования и производственных мощностей на базе ГЧП по отдельным направлениям судового машиностроения, а также формирование системы мониторинга и контроля качества судового оборудования и развитие системы продвижения и продаж отечественного оборудования.
Еще одной целью является постепенное снижение влияния государства на отрасль: так, с 2022 года постепенно должен начать снижаться объем государственных инвестиций в основной капитал верфей и проектных компаний (цель – к 2035 году добиться снижения этого показателя до 60% относительно 2018 года), а доля выпуска продукции частных компаний к 2035 году должна вырасти с 30% до 50%.
Таким образом, утвержденная Стратегия в целом в целом отражает текущий курс Минпромторга и АО «ОСК» по развитию отрасли, а также содержат ряд инструментов, потенциально способных хотя бы частично решить актуальные проблемы отрасли (в первую очередь – в сферах развития компонентной базы, поддержки и развития стендовой испытательной базы). Однако в своих целях Стратегия ориентирована на движение по консервативному сценарию развития отрасли, а ее целевые индикаторы явно занижены для облегчения их достижения. Все это уже на первых этапах реализации может дискредитировать Стратегию и создать видимость заведомо безуспешной деятельности.
 

Показать еще