Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
РБК Исследования рынков, 21 февраля 2022
Наталья Фадеева

Основной канал продаж ― это онлайн

Операционный директор бизнес-направления Gulliver-wear о планах по развитию в онлайне

 Как Вы можете охарактеризовать результаты работы компании за 2021 год?

 Кризис ― это время новых возможностей. Бренд Gulliver в этом году запустил сразу две линейки, которые уже появились на полках наших магазинов, ― это коллекция для новорожденных Baby и коллекция детского постельного белья и домашнего текстиля GulliverHome. Мы заинтересованы в том, чтобы покупатель с самых первых дней жизни познакомился с нашим брендом и оставался с нами на протяжении своего взросления. Во время пандемии, как показывают исследования, мы стали больше времени проводить дома и уделять больше внимания интерьеру и домашнему уюту. Новые коллекции будут представлены в 25 розничных магазинах. Основной канал продаж ― это онлайн.

 Как в целом оцениваете состояние российского e-commerce в вашем сегменте, и что такое Gulliver Market?

 Безусловно, детское направление активно развивается. Gulliver Market ― это интернет-магазин наших продуктов. В нем также есть и партнерские товары. У нас есть собственный бренд игрушек Happy Snail и одежды для малышей Gulliver Baby, мы планируем активно развивать это направление вместе с партнерами. Наша задача сделать так, чтобы продукты и линейки, которые представлены в Gulliver Group, имели отличную площадку для демонстрации, собственную онлайн-витрину. Но у нас нет в планах представить широкий ассортимент товаров и стать маркетплейсом.

 Пандемия COVID-19 дала существенный толчок развитию российского e-commerce в 2020 году. Как она влияла на потребительское поведение в 2021 году?

 Пандемия COVID-19 по-прежнему остается ключевым фактором, влияющим на покупательское поведение россиян. Пандемия COVID-19 показала, что покупать онлайн ― это просто и удобно. Можно совершать покупки, не выходя из дома, и получать качественный сервис.

 Как менялось потребительское поведение в зависимости от введения карантинных мер?

 Во время локдауна количество покупок в интернет-магазине выросло. Мы также отметили рост новых клиентов, осуществляющих покупки онлайн. После снятия ограничений мы отметили, что покупатели с удовольствием вернулись в офлайн-магазины. Среди показателей мы зафиксировали рост среднего чека.

 Представлена ли ваша продукция на маркетплейсах? Если нет, то планируете ли подобные партнерства?

 Gulliver представлен на разных маркетплейсах: Wildberries, Lamoda, Ozon, в том числе иностранных Amazon, Zalando. Мы запустили собственную онлайн-платформу стильной детской одежды, игрушек и других детских товаров Gulliver Market.

 Как развивается ситуация в интернет-торговле в регионах за пределами Москвы и Санкт-Петербурга?

 У нас более 180 магазинов по всей России; мы осуществляем доставку по всей стране. Самыми активными регионами по онлайн-заказам по-прежнему остаются Москва, Подмосковье и Санкт-Петербург.

 Какие меры предпринимает ваша компания для сохранения лояльности клиентов?

 Мы развиваем механизмы персонализации: выдачи рекомендательных блоков и маркетинговых коммуникаций по директ-каналам.

 Используете ли Вы социальные медиа (в том числе блогеров) в качестве инструмента маркетинга и как площадку для реализации продукции?

 Бренд Gulliver активно развивает социальную коммерцию. Мы активно взаимодействуем с блогерами и лидерами мнений, которые рекомендуют нашу продукцию. В 2021 году в социальной сети Instagram появилась возможность покупки в один клик ― shopping tags. Данный инструмент повысил трафик на сайт и количество покупок онлайн.

 Какие опции доставки и оплаты пользуются наибольшим спросом? Возросла ли популярность экспресс-доставки?

 Уровень сервиса ежегодно растет, и доставка ― ключевой момент, на который обращает внимание клиент. Доставка день-в-день или в заданный отрезок времени становится все популярнее. То же можно сказать и о бесконтактных способах оплаты. Оплата на сайте с помощью Google Pay, Apple Pay (без ввода данных карты) пользуется большой популярностью. Набирает оборот СБП.

 Расскажите, пожалуйста, о планах компании по развитию на 2022 год. На каких направлениях деятельности сфокусируетесь?

 Безусловно, главным направлением бизнеса будет построение омниканальной системы, которая обеспечит бесшовное взаимодействие клиента с продуктами портфеля компании. Перед холдингом стоит задача запуска единой программы лояльности, которая объединит все бренды. Это позволит обеспечить персонализированный подход в коммуникации с аудиторией.

 Каковы Ваши прогнозы по дальнейшему развитию российского рынка e-commerce в целом и Вашего сегмента в частности? Какие сценарии Вы рассматриваете?

 Мы ожидаем рост доли электронной коммерции относительно розничного направления на +2%, LFL порядка 30%. Развитие получит новый формат продаж ― Live Commerce.

РБК Исследования рынков Российский рынок интернет-торговли 2021 105 000 ₽
Материалы по теме
Статья, 29 ноября 2022 РБК Исследования рынков Почти 28% сетевых ресторанов присутствуют сразу в нескольких федеральных округах После ухода иностранных компаний этот показатель вырастет

Согласно исследованию «Российского сетевого рынка общественного питания 2022», количество сетевых кафе и ресторанов в России за период с сентября 2021 года по июнь 2022 года выросло лишь на 0,5%. Динамика открытий оказалась самой низкой за последнее десятилетие. Снижение темпов стало следствием переоценки потенциала развития в России со стороны международных, преимущественно западных сетевых проектов. До 2022 года именно они являлись драйвером отечественной ресторанной индустрии, однако текущий геополитический кризис заставил иностранные компании пересмотреть свои взгляды и планы. Уход McDonald’s, Starbucks и ряда других иностранных брендов сказался на доле глобальных игроков на российском рынке. Если в сентябре 2021 года на них приходилось 38,4% всех сетевых ресторанов в стране, то в июне 2022 года ― их доля снизилась до 35,6%. Падение стало результатом сокращения розницы междурядных операторов: за рассматриваемый период были закрыты 899 заведений.

Показать еще