40 000 ₽
Рынок e-fitness России 2019
Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
40 000 ₽
Демоверсия
РБК Исследования рынков

Рынок e-fitness России 2019

Исследование участвует в акции: фитнес2019
Дата выпуска: 2 сентября 2019
Количество страниц: 50
Срок предоставления работы: 1 день
ID: 63417
40 000 ₽
Демоверсия
Описание Содержание Иллюстрации Таблицы
Описание

Исследование «Рынок e-fitness России 2019» посвящено изучению вовлеченности россиян в электронный фитнес. В исследовании применяется два подхода для оценки рынка e-fitness – с включением носимых устройств (умных часов, браслетов и т.п.) в объем рынка и без включения. Помимо носимых устройств в исследовании анализируются продажи фитнес-приложений, продажи блогеров и другие возможности дистанционного фитнеса, используемые в России. Одну из основных частей исследования составил потребительский опрос, участниками которого стали более 5000 россиян. Респонденты ответили на вопросы об эффективности дистанционного контроля фитнес-тренеров, их отношении к онлайн-тренировкам и опыте покупки приложений для занятий спортом и фитнесом.

Также для дальнейшего изучения рынка e-fitness в исследовании представлены результаты опросов по медиапотреблению россиян (результаты опросов сторонних организаций и РБК Исследования рынков), а также основные технологические тренды на рынке фитнес-услуг. ​

Развернуть
Содержание
Оглавление
Резюме исследования
Технологические тренды на рынке фитнес-услуг
Big data и облачные технологии для клуба
Big data и облачные технологии для клиента
«Умное» оборудование
Виртуальные фитнес-залы и технологичные занятия из дома
Автоматизация работы персонала
Клубные приложения как новый канал коммуникации с клиентом
Интеграция фитнеса в общую картину здоровья
Рынок e-fitness России
Методология и описание структуры рынка
Динамика рынка
Носимые устройства
Приложения для смартфонов
Условно-бесплатные приложения
Платные приложения
Приложения фитнес-клубов и онлайн продажи абонементов
Блогеры и E-Fitness
Феномен инфлюенсеров
Крупнейшие российские блогеры, имеющих коммерческий продукт
Потребительское поведение на рынке E-Fitness
Отношение к дистанционным тренировкам
Эффективность дистанционных тренировок
Дистанционные тренировки как замена персональному тренеру
Используемые решения в сфере e-fitness
Используемые решения
Используемые приложения
Платные приложения
Расходы на платные приложения
Дистанционные фитнес-программы
Места покупок фитнес-программ
Подписки на блогеров
Расходы на онлайн-программы
Использование фитнес-браслетов и умных часов
Повышает ли интерес к занятиям использование фитнес-трекеров, браслетов и умных часов
Фитнес-агрегаторы
Медиапотребление населения в России
Краткие результаты сторонних опросов
Ключевые выводы:
Отношение к рекламе
Результаты опроса РБК
Охват аудитории медиаканалами
Посещение интернет-ресурсов
Социальные сети и мессенджеры
Виды активности в социальных сетях
Список рисунков
Список таблиц
Развернуть
Иллюстрации
Рис. 1. Динамика объема рынка e-fitness в России (с учетом продаж носимых устройств), млрд руб., % 9
Рис. 2. Динамика объема рынка e-fitness в России (без учета продаж носимых устройств), млрд руб., % 9
Рис. 3. Средний чек на приобретение мобильного приложения в сфере фитнес-услуг согласно опросам РБК Исследования рынков, % 17
Рис. 4. Оценка эффективности дистанционных тренировок по сравнению с обычными (с физическим присутствием тренера), % респондентов согласных с утверждением 24
Рис. 5. Дистанционные тренировки как замена персональному тренеру, % респондентов согласных с утверждением 25
Рис. 6. Используемые фитнес (спортивные) решения за последний год, % респондентов, использующих то или иное решение 26
Рис. 7. Используемые приложения в сфере ЗОЖ и фитнес, % респондентов использующих то или иное приложение 27
Рис. 8. Приобретение платных приложений, % респондентов 28
Рис. 9. Средний чек на приобретение мобильного приложения в сфере фитнес-услуг согласно опросам РБК Исследования рынков, % 29
Рис. 10. Приобретение дистанционных фитнес-программ, % респондентов 29
Рис. 11. Место приобретения дистанционных фитнес-программ, % респондентов 30
Рис. 12. Подписка на фитнес-блогеров, % респондентов 30
Рис. 13. Расходы на дистанционные фитнес-программы, % респондентов 31
Рис. 14. Использование фитнес-трекеров, умных часов, фитнес-браслетов и др. гаджетов во время тренировок, % респондентов, занимающихся спортом 31
Рис. 15. Делает ли тренировки интереснее использование носимых устройств и гаджетов, % респондентов, занимающихся спортом 32
Рис. 16. Укажите все действия, которые Вы совершали за последние 2 недели, % респондентов 37
Рис. 17. Укажите все действия, которые Вы совершали за последние 2 недели, % респондентов, распределение по ПОЛУ 38
Рис. 18. 3 ключевых интернет-ресурса, которые используются чаще всего, % респондентов 40
Рис. 19. 3 ключевых интернет-ресурса, которые используются чаще всего, % респондентов, распределение по ПОЛУ 41
Рис. 20. Какие социальные сети и мессенджеры использовались минимум 1 раз в 3 дня, % респондентов 43
Рис. 21. Какие социальные сети и мессенджеры использовались минимум 1 раз в 3 дня, % респондентов, распределение по ПОЛУ 43
Рис. 22. Виды активности, характерные для респондентов при использовании социальных сетей и мессенджеров, % респондентов 45
Рис. 23 Виды активности, характерные для респондентов при использовании социальных сетей и мессенджеров, % респондентов, распределение по ПОЛУ 46
Развернуть
Таблицы
Табл. 1. Показатели продаж некоторых носимых устройств 10
Табл. 2. Популярные приложения, связанные с фитнесом в российском Google Play 12
Табл. 3. Популярные платные приложения, связанные с фитнесом в российском Google Play 18
Табл. 4. Функционал некоторых приложений фитнес-операторов, продажи карт онлайн фитнес-операторами 19
Табл. 5. Рейтинг крупнейших блогеров, имеющих продукты в сфере фитнес-услуг в социальной сети Instagram 21
Табл. 6. Рейтинг крупнейших блогеров, имеющих продукты в сфере фитнес-услуг в социальной сети YouTube 23
Табл. 7. Оценка эффективности дистанционных тренировок по сравнению с обычными (с физическим присутствием тренера), % респондентов согласных с утверждением 24
Табл. 8. Дистанционные тренировки как замена персональному тренеру, % респондентов согласных с утверждением 25
Табл. 9. Используемые фитнес (спортивные) решения за последний год, % респондентов, использующих то или иное решение 26
Табл. 10. Используемые приложения в сфере ЗОЖ и фитнес, % респондентов использующих то или иное приложение 27
Табл. 11. Приобретение платных приложений, % респондентов 28
Табл. 12. Приобретение дистанционных фитнес-программ, % респондентов 29
Табл. 13. Место приобретения дистанционных фитнес-программ, % респондентов 30
Табл. 14. Подписка на фитнес-блогеров, % респондентов 31
Табл. 15. Использование фитнес-трекеров, умных часов, фитнес-браслетов и др. гаджетов во время тренировок, % респондентов, занимающихся спортом 32
Табл. 16. Делает ли тренировки интереснее использование носимых устройств и гаджетов, % респондентов, занимающихся спортом 33
Табл. 17. Укажите все действия, которые Вы совершали за последние 2 недели, % респондентов, распределение по ВОЗРАСТУ 38
Табл. 18. Укажите все действия, которые Вы совершали за последние 2 недели, % респондентов, распределение по ГЕОГРАФИИ ПРОЖИВАНИЯ 39
Табл. 19. Укажите все действия, которые Вы совершали за последние 2 недели, % респондентов, распределение по УРОВНЮ ДОХОДОВ 39
Табл. 20. 3 ключевых интернет-ресурса, которые используются чаще всего, % респондентов, распределение по ВОЗРАСТУ 41
Табл. 21. 3 ключевых интернет-ресурса, которые используются чаще всего, % респондентов, распределение по ГЕОГРАФИИ ПРОЖИВАНИЯ 42
Табл. 22. 3 ключевых интернет-ресурса, которые используются чаще всего, % респондентов, распределение по УРОВНЮ ДОХОДОВ 42
Табл. 23. Какие социальные сети и мессенджеры использовались минимум 1 раз в 3 дня, % респондентов, распределение по ВОЗРАСТУ 43
Табл. 24. Какие социальные сети и мессенджеры использовались минимум 1 раз в 3 дня, % респондентов, распределение по ГЕОГРАФИИ ПРОЖИВАНИЯ 44
Табл. 25. Какие социальные сети и мессенджеры использовались минимум 1 раз в 3 дня, % респондентов, распределение по УРОВНЮ ДОХОДОВ 44
Табл. 26. Виды активности, характерные для респондентов при использовании социальных сетей и мессенджеров, % респондентов, распределение по ВОЗРАСТУ 46
Табл. 27. Виды активности, характерные для респондентов при использовании социальных сетей и мессенджеров, % респондентов, распределение по ГЕОГРАФИИ ПРОЖИВАНИЯ 47
Табл. 28. Виды активности, характерные для респондентов при использовании социальных сетей и мессенджеров, % респондентов, распределение по УРОВНЮ ДОХОДОВ 48
Развернуть
Материалы по теме
Статья, 17 января 2020 INFOLine Правительство утвердило Стратегию развития судостроительной отрасли до 2035 года В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники.

По данным исследования "Судостроительная промышленность России. Итоги 2018 года. Прогноз до 2025 года", подготовленного специалистами INFOLine, 29 октября на портале Правительства РФ опубликован текст стратегии развития судостроительной промышленности до 2035 года. Стратегия призвана стать ключевым целеполагающим документом отрасли и содержит опорные показатели для гражданского судостроения, военного кораблестроения и смежных направлений машино- и приборостроения. Однако, зафиксированные программой целевые показатели явно не предполагают существенного роста отрасли и скорее близки к умеренно-консервативному прогнозу развития.
В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники (водоизмещением более 80 тыс. тонн) ежегодно в период до 2025 года и менее 20 единиц – в 2025-2035 гг., что в целом соответствует консервативному сценарию развития отрасли, заложенному в этой же Стратегии. Эти показатели не только существенно занижены относительно индикаторов, которые были заявлены в проекте данной Стратегии в 2018 году, но и отстают от уже сформированной сдаточной программы отечественных верфей. Так, по итогам января-октября 2019 года российские верфи уже сдали 37 судов, еще около 20 судов находятся в высокой стадии готовности и должны быть сданы до конца года. То есть ожидаемый объем строительства гражданской морской техники в 2019 году составляет 55-60 судов при целевом индикаторе всего 33 судна. Аналогичная ситуация наблюдается по показателям 2020 года. Целевые показатели 2021-2025 гг. более-менее соответствуют анонсированной сдаточной программе, однако к этому времени, скорее всего, будут законтрактованы дополнительные суда, и фактические объемы строительства вновь обгонят заложенные индикаторы. При этом целевой и инновационный сценарии развития отрасли предполагают гораздо большие объемы гражданского судостроения, однако полностью «оторваны» от опорных индикаторов Стратегии, из чего можно сделать вывод – авторы документа больше склонны верить в реализацию именно консервативного сценария, или же индикаторы занижены, чтобы снизить вероятность их невыполнения.
Стратегия также закладывает значительное увеличение доли гражданской морской техники в судостроении – к 2035 году данный показатель в денежном выражении должен достичь почти 90%, причем наиболее активный рост запланирован на 2025-2030 гг. С учетом отсутствия роста плановых натуральных показателей гражданского сегмента в этот период (и даже нейтрально-негативную динамику относительно текущих уровней), Минпромторг делает ставку на развитие высокотехнологичных направлений гражданского судостроения – то есть отрасль должна от количества к качеству и, сохранив физические объемы строительства и увеличив выпуск в денежном выражении почти в семь раз к 2035 году (для военного кораблестроения рост в денежном выражении должен составить только 1,5 раза). Таким образом, в Стратегии закреплена цель на опережающее развитие гражданского сегмента, что в целом соответствует риторике руководства Минпромторга и АО «ОСК».
Следует отметить, что в проекте Стратегии редакции 2018 года в перечень целевых индикаторов также входили натуральные показатели в сфере строительства военного кораблестроения: так, до 2030 года планировалось построить более 530 плавстредств, а рост объема строительства в денежном выражении должен был составить 168%. При этом в итоговой редакции Стратегии натуральные показатели военного кораблестроения в качестве индикаторов исключены, а динамика данного сегмента занижена до 138% к 2030 году.
Также Стратегия затрагивает такой важный аспект развития судостроения как локализации и импортозамещение судового оборудования и электронной компонентной базы (отметим, что в первоначальный проект Стратегии данный индикатор не входил). Минпромторг планирует увеличить уровень локализации в данной сфере до 75% к 2035 году, причем преимущественно за счет кооперации. Среди мероприятий, призванных помочь отрасли добиться данных целей, в документе заложены разработка дорожной карты по импортозамещению и локализации судового комплектующего оборудования, создание центра компетенций судового оборудования и производственных мощностей на базе ГЧП по отдельным направлениям судового машиностроения, а также формирование системы мониторинга и контроля качества судового оборудования и развитие системы продвижения и продаж отечественного оборудования.
Еще одной целью является постепенное снижение влияния государства на отрасль: так, с 2022 года постепенно должен начать снижаться объем государственных инвестиций в основной капитал верфей и проектных компаний (цель – к 2035 году добиться снижения этого показателя до 60% относительно 2018 года), а доля выпуска продукции частных компаний к 2035 году должна вырасти с 30% до 50%.
Таким образом, утвержденная Стратегия в целом в целом отражает текущий курс Минпромторга и АО «ОСК» по развитию отрасли, а также содержат ряд инструментов, потенциально способных хотя бы частично решить актуальные проблемы отрасли (в первую очередь – в сферах развития компонентной базы, поддержки и развития стендовой испытательной базы). Однако в своих целях Стратегия ориентирована на движение по консервативному сценарию развития отрасли, а ее целевые индикаторы явно занижены для облегчения их достижения. Все это уже на первых этапах реализации может дискредитировать Стратегию и создать видимость заведомо безуспешной деятельности.
 

Показать еще