Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
РБК Исследования рынков, 1 декабря 2021
Александр Никифоров

Наша доставка сыграла действительно значительную роль в сохранении компании на рынке

Сегодня доля нашей доставки от всех продаж компании составляет примерно 15%, и эта доля растет, мы полагаем увеличить ее до 20%, рассказывает генеральный директор компании «Алендвик»

― Каковы итоги 2020 года? Насколько сильно пандемия и ковидные ограничения сказались на финансовых показателях компании? Какие антикризисные меры были предприняты для адаптации к работе в условиях пандемии COVID-19?

 Пандемия и ограничения сказались на показателях, но ситуация была лучше, чем мы предполагали. На начальном этапе, когда ввели локдаун мы, как и все растерялись, но в дальнейшем активно начали поиски источников продаж. Весь 2020 год был наполнен у нас разного рода инициативами, в итоге, мы закрыли год по продажам примерно минус 40%. Сильно выручила доставка, она поддержала нас материально и морально, это бы единственный источник доходов, который рос. Осознание этого, дало нам толчок к тому, что надо двигаться, действовать и все получится. Ключевыми антикризисными мерами было сокращение затрат по всем фронтам, это позволило нам как-то регулировать процесс и сводить концы с концами. 

 Как вы оцениваете результаты работы в первом полугодии 2021 года? Насколько новые антиковидные меры, введенные в июне, сопоставимы по эффекту с локдауном?

 2021 год был по сравнению с 2020 подарком, мы поняли, что мы возвращаемся к прошлой жизни. Поэтому все дальнейшие мероприятия и ограничения, связанные с антиковидными мерами, не казались уже такими карающими и не походили по эффекту на локдаун.

 Какими государственными и региональными мерами поддержки вам удалось воспользоваться с начала пандемии? Насколько они оказались эффективными?

 Мы старались воспользоваться всеми предложениями, которые были на рынке, нам не все удалось, но мы понизили налоговое бремя, воспользовались отсрочкой по налоговым платежам и воспользовались льготными кредитами под 2% годовых, когда в случае сохранения количества занятых сотрудников кредиты «прощались». Нам это удалось сделать, и мы благодарны тем, кто разрабатывал эти программы.

 Как изменилось поведение гостей? Какие потребительские тренды актуальны для ресторанной индустрии и для вашего сегмента, в частности? Какие из них получат развитие в ближайшие 2-3 года?

 Гости и накануне пандемии не были очень расточительными, а в условиях пандемии и сегодня они постоянно экономят. Потребительский тренд сегодня – это жить по средствам и думать о завтрашнем дне, экономить средства, не «разбазаривать». В ближайшие 2-3 года ситуация вряд ли изменится, так как никто не собирается наполнять экономику деньгами.

 Пандемия COVID-19 ускорила процесс диджитализации бизнеса. Какие действия в этой сфере были предприняты в вашей компании и каковы их результаты? 

 Процесс диджитализации бизнеса нас также коснулся. У нас уже много мест продаж с киосками самообслуживания и работает собственное мобильное приложение, где можно оформить заказ в любом формате.

 Первые волны коронавируса поспособствовали стремительному развитию рынка доставки. Ожидаете ли Вы дальнейшего роста доставочного бизнеса и его доли в обороте вашей компании? Как намерены развивать данное направление и на какие тренды в сфере доставки Вы будете ориентироваться?

 Наша доставка сыграла действительно значительную роль в сохранении компании на рынке, она нас очень сильно поддержала в начале и в процессе сложного периода. Доставка показала рост с начала локдауна, и сейчас мы имеем уровень продаж, который не упал и продолжает расти. Сегодня доля нашей доставки от всех продаж компании составляет примерно 15%, и эта доля растет, мы полагаем увеличить ее до 20%. Относительно трендов, важную роль играет время/скорость доставки, оно должно быть управляемым. Кроме того, именно у нас, как у оператора нескольких собственных брендов есть уникальная возможность объединять все виды еды в одном заказе. Таким образом, мы сами являемся агрегатором всех своих концептов и кухонь, что позволяет увеличивать чек и популярность у гостей.

 Как COVID-19 повлиял на темпы открытия новых заведений? Корректировали ли вы стратегию развития сетевого бизнеса на 2021-2022 гг.?

 Ковид естественно повлиял на темпы открытия новых мест продаж, задача была выжить в этот период, не растерять персонал, сохранить позиции на рынке, а если и была еще возможность открыть новые места продаж, то это уже был успех. Мы открыли в пандемию 2 новых кафе. Стратегическим планированием мы занимаемся, и стратегию развития, естественно, пришлось корректировать.

 На какие финансовые показатели вы ожидаете выйти по итогам 2021-2022 гг.? Что для этого намерены предпринять? Планируется ли увеличение количества заведений и расширение представленности сети?

 По итогам 2021-2022 гг. мы собираемся вернуться к цифрам допандемийного периода, и к нашим планам по открытию новых заведений. Работа с затратами и грамотное планирование позволяет нам продолжать развитие и расширение нашей сети на рынке.

 Ожидаете ли вы возврата ресторанного рынка (посещаемости, размера и глубины среднего чека) на допандеймийный уровень в 2021 году? Если нет, то когда это, по вашему мнению, произойдёт?

 Вероятность того, что к концу 2021 года мы вернемся на уровень допандемийного периода большая, по всем операционным показателям мы к этому приближаемся.

РБК Исследования рынков Российский рынок доставки готовой еды 2021 79 000 ₽
Материалы по теме
Статья, 29 ноября 2022 РБК Исследования рынков Почти 28% сетевых ресторанов присутствуют сразу в нескольких федеральных округах После ухода иностранных компаний этот показатель вырастет

Согласно исследованию «Российского сетевого рынка общественного питания 2022», количество сетевых кафе и ресторанов в России за период с сентября 2021 года по июнь 2022 года выросло лишь на 0,5%. Динамика открытий оказалась самой низкой за последнее десятилетие. Снижение темпов стало следствием переоценки потенциала развития в России со стороны международных, преимущественно западных сетевых проектов. До 2022 года именно они являлись драйвером отечественной ресторанной индустрии, однако текущий геополитический кризис заставил иностранные компании пересмотреть свои взгляды и планы. Уход McDonald’s, Starbucks и ряда других иностранных брендов сказался на доле глобальных игроков на российском рынке. Если в сентябре 2021 года на них приходилось 38,4% всех сетевых ресторанов в стране, то в июне 2022 года ― их доля снизилась до 35,6%. Падение стало результатом сокращения розницы междурядных операторов: за рассматриваемый период были закрыты 899 заведений.

Показать еще