Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
РБК Исследования рынков, 13 января 2020

Генеральный директор компании Giulia Novars о рисках для отечественных производителей мебели

Более высокая ставка НДС, чем в Германии и Китае, крайне негативно влияет на самочувствие российской промышленности

Генеральный директор компании Giulia Novars о рисках для отечественных производителей мебели. 

Каким для Вас оказался 2019 год? Подверглась ли корректировке ценовая, ассортиментная и сбытовая политика Вашей сети в условиях восстановления российской экономики? Оправдались ли ожидания с точки зрения операционных и финансовых результатов?

2019 год в целом оказался успешным. Компания показала небольшой рост в объеме продаж за 11 месяцев текущего года по отношению к 2018 году. Рост произошел за счет значительного увеличения продаж в Москве и Санкт-Петербурге. В регионах России показатели были разнонаправленные. Урал, Сибирь и Дальний Восток снизили объемы. Цены не поднимали, т.к. этого не позволяет покупательская способность людей. На фоне падающей покупательской способности происходит рост цен на материалы и комплектующие в связи с ростом НДС, что привело к снижению прибыли. Эти результаты были ожидаемы.

Какие тенденции потребительского поведения Вашей аудитории проявились в 2019 году? Меняются ли требования покупателей к ценам, качеству и внешнему виду мебели, дополнительным услугам? На что в большей степени ориентируется потребитель при выборе мебели?

Потребители очень тщательно изучают продукт на сайте производителя, просматривают отзывы, отслеживают информацию в соцсетях и различных СМИ. Решение о покупке происходит после неоднократного посещения салона. Подход очень рациональный и взвешенный. Но в этом есть и один очень положительный для нас момент: покупатель меньше значения придает стране происхождения мебели, а больше внимания уделяет качеству, дизайну и функциональности.

Развиваете ли Вы канал интернет-продаж и как преодолеваете барьеры на пути к омниканальности? Какова доля онлайна в продажах сети? Какие платформы Вы используете помимо традиционного интернет-магазина (мобильные приложения, соцсети и пр.)?

Мы работаем в таком сегменте, где каждый заказ – индивидуален и уникален. Подводить проекты под какие-то типовые стандарты, которые подходили бы под модель интернет-магазина, не планируем. При этом мы работаем в эпоху так называемой глобальной диджитализации и игнорировать этот факт не можем. Помимо сайта, компания представлена в социальных сетях (Instagram, Facebook, Pinterest), на Youtube, а также на специализированной площадке, посвященной ремонту и интерьеру – houzz.ru.

Имеется ли у Вас собственное производство в России? Если да, развиваете ли экспорт и какие планы имеете в данном направлении?

Производство находится в России. Планов поставки на экспорт нет. Кухни и гардеробы, производимые на заказ, являются технически сложным продуктом, поэтому продажа нашего продукта требует постоянного обучения продающего персонала. Это относится и к службам монтажа, и сервиса. Языковые барьеры являются помехой.

К каким изменениям на рынке мебели привел рост ставки НДС до 20% в 2019 году? Предпринимали ли Вы какие-либо меры для сглаживания последствий увеличения налога?

По сведениям из различных источников рынок мебели существенно проваливается. Это касается и других товаров длительного пользования, в т.ч. автомобилей. Россия – единственная страна, где в период стагнации экономики подняли НДС. Сегодня российские товаропроизводители имеют значительно большую налоговую нагрузку по отношению к предприятиям основных торговых партнеров России – Германии и Китая. Если вы откроете налоговый калькулятор по зарплатным налогам и отчислениям в Германии, то становится понятно, что при месячной зарплате до €1,5 тыс. немецкие работники и работодатели платят меньше налогов с ФОТ, чем россияне и их работодатели. Прогрессивная шкала налогообложения с необлагаемым минимумом принята в большинстве развитых стран мира. Эту же модель использует Китай. Более высокая ставка НДС, чем в Германии и Китае, крайне негативно влияет на самочувствие российской промышленности. Многие российские бренды переносят производство в Китай. Мы же стараемся снижать затраты на всей цепочке от производства до клиента.

На Ваш взгляд, какие современные технологии имеют ключевое значение для увеличения продаж на рынке мебели? С какими из них Вы работаете?

В сегменте дорогой мебели, которая служит десятилетиями, очень важно сервисное обслуживание и быстрая реакция продавца и производителя на устранение каких-либо возникших ситуаций с мебелью у клиента. Клиент никогда не должен оставаться наедине с проблемой. Здесь мы всегда в более выгодном положении, чем наши европейские коллеги. Рекомендации друзей, знакомых, родственников, экспертов работают эффективнее всего.

Каковы приоритетные направления развития компании в ближайшей перспективе? Собираетесь ли Вы расширять географию присутствия сети или откажетесь от количественного роста в пользу качественного развития? Какие регионы рассматриваются менеджментом как наиболее перспективные для экспансии?

Мы расширяем товарное предложение. Помимо кухонь у нас хорошо стартовало подразделение гардеробов. Возможно, зайдем в сегмент мебели для ванной комнаты. Потребность рынка в этом есть. Географию присутствия расширяем незначительно. Усилим присутствие в Москве, Санкт-Петербурге и Краснодаре. Готовятся к открытию салоны в Минске и Симферополе.

Каковы Ваши прогнозы по развитию российского мебельного рынка в 2020-2021 гг.? Какие драйверы и барьеры для роста рынка Вы видите?

Поводов для оптимизма нет. Экономика находится в состоянии «стабильности». В регионах продолжится снижение покупательской способности. Следует учитывать, что некоторые европейские мебельные бренды и компании перешли в собственность китайцев. Владея известными марками, несложно тиражировать производство на территории КНР и эта мебель придет на российский рынок. Сегодня Китай производит почти половину мирового объема мебели, а объемы его экспорта почти в 20 раз больше объема производства мебели России

РБК Исследования рынков Розничные сети по продаже мебели 2019 85 000 ₽
Материалы по теме
Статья, 17 января 2020 INFOLine Правительство утвердило Стратегию развития судостроительной отрасли до 2035 года В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники.

По данным исследования "Судостроительная промышленность России. Итоги 2018 года. Прогноз до 2025 года", подготовленного специалистами INFOLine, 29 октября на портале Правительства РФ опубликован текст стратегии развития судостроительной промышленности до 2035 года. Стратегия призвана стать ключевым целеполагающим документом отрасли и содержит опорные показатели для гражданского судостроения, военного кораблестроения и смежных направлений машино- и приборостроения. Однако, зафиксированные программой целевые показатели явно не предполагают существенного роста отрасли и скорее близки к умеренно-консервативному прогнозу развития.
В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники (водоизмещением более 80 тыс. тонн) ежегодно в период до 2025 года и менее 20 единиц – в 2025-2035 гг., что в целом соответствует консервативному сценарию развития отрасли, заложенному в этой же Стратегии. Эти показатели не только существенно занижены относительно индикаторов, которые были заявлены в проекте данной Стратегии в 2018 году, но и отстают от уже сформированной сдаточной программы отечественных верфей. Так, по итогам января-октября 2019 года российские верфи уже сдали 37 судов, еще около 20 судов находятся в высокой стадии готовности и должны быть сданы до конца года. То есть ожидаемый объем строительства гражданской морской техники в 2019 году составляет 55-60 судов при целевом индикаторе всего 33 судна. Аналогичная ситуация наблюдается по показателям 2020 года. Целевые показатели 2021-2025 гг. более-менее соответствуют анонсированной сдаточной программе, однако к этому времени, скорее всего, будут законтрактованы дополнительные суда, и фактические объемы строительства вновь обгонят заложенные индикаторы. При этом целевой и инновационный сценарии развития отрасли предполагают гораздо большие объемы гражданского судостроения, однако полностью «оторваны» от опорных индикаторов Стратегии, из чего можно сделать вывод – авторы документа больше склонны верить в реализацию именно консервативного сценария, или же индикаторы занижены, чтобы снизить вероятность их невыполнения.
Стратегия также закладывает значительное увеличение доли гражданской морской техники в судостроении – к 2035 году данный показатель в денежном выражении должен достичь почти 90%, причем наиболее активный рост запланирован на 2025-2030 гг. С учетом отсутствия роста плановых натуральных показателей гражданского сегмента в этот период (и даже нейтрально-негативную динамику относительно текущих уровней), Минпромторг делает ставку на развитие высокотехнологичных направлений гражданского судостроения – то есть отрасль должна от количества к качеству и, сохранив физические объемы строительства и увеличив выпуск в денежном выражении почти в семь раз к 2035 году (для военного кораблестроения рост в денежном выражении должен составить только 1,5 раза). Таким образом, в Стратегии закреплена цель на опережающее развитие гражданского сегмента, что в целом соответствует риторике руководства Минпромторга и АО «ОСК».
Следует отметить, что в проекте Стратегии редакции 2018 года в перечень целевых индикаторов также входили натуральные показатели в сфере строительства военного кораблестроения: так, до 2030 года планировалось построить более 530 плавстредств, а рост объема строительства в денежном выражении должен был составить 168%. При этом в итоговой редакции Стратегии натуральные показатели военного кораблестроения в качестве индикаторов исключены, а динамика данного сегмента занижена до 138% к 2030 году.
Также Стратегия затрагивает такой важный аспект развития судостроения как локализации и импортозамещение судового оборудования и электронной компонентной базы (отметим, что в первоначальный проект Стратегии данный индикатор не входил). Минпромторг планирует увеличить уровень локализации в данной сфере до 75% к 2035 году, причем преимущественно за счет кооперации. Среди мероприятий, призванных помочь отрасли добиться данных целей, в документе заложены разработка дорожной карты по импортозамещению и локализации судового комплектующего оборудования, создание центра компетенций судового оборудования и производственных мощностей на базе ГЧП по отдельным направлениям судового машиностроения, а также формирование системы мониторинга и контроля качества судового оборудования и развитие системы продвижения и продаж отечественного оборудования.
Еще одной целью является постепенное снижение влияния государства на отрасль: так, с 2022 года постепенно должен начать снижаться объем государственных инвестиций в основной капитал верфей и проектных компаний (цель – к 2035 году добиться снижения этого показателя до 60% относительно 2018 года), а доля выпуска продукции частных компаний к 2035 году должна вырасти с 30% до 50%.
Таким образом, утвержденная Стратегия в целом в целом отражает текущий курс Минпромторга и АО «ОСК» по развитию отрасли, а также содержат ряд инструментов, потенциально способных хотя бы частично решить актуальные проблемы отрасли (в первую очередь – в сферах развития компонентной базы, поддержки и развития стендовой испытательной базы). Однако в своих целях Стратегия ориентирована на движение по консервативному сценарию развития отрасли, а ее целевые индикаторы явно занижены для облегчения их достижения. Все это уже на первых этапах реализации может дискредитировать Стратегию и создать видимость заведомо безуспешной деятельности.
 

Показать еще