Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
BusinesStat, 23 декабря 2019

В 2014-2018 гг импорт орехов в Россию вырос на 21%: со 165 до 199 тыс т.

Около 70% импорта орехов в страну приходится на арахис.

По данным «Анализа рынка орехов в России», подготовленного BusinesStat в 2019 г, в 2014-2018 гг их импорт в страну вырос на 21%: со 165 до 199 тыс т. Динамика показателя была разнонаправленной: сокращение в 2015 г и рост в последующие годы.

Введение продовольственного эмбарго в 2014 г (распространившегося и на орехи) не оказал большого влияния на объем ввоза этой продукции в Россию. Из стран, в отношении которых было введено эмбарго, крупным поставщиком орехов в Россию были лишь США: в 2014 г на них приходилось 20,2% от общего объема ввоза продукции. После ввода эмбарго объем импорта, приходившийся ранее на США, оказался скомпенсированным ростом поставок из таких стран, как Аргентина и Бразилия. Более весомой, чем ввод эмбарго, причиной снижения общего объема импорта орехов в Россию в 2015 г послужило сокращение внутреннего спроса по причине падения реальных располагаемых доходов населения, с одной стороны, и резкого роста рублевых цен на орехи в результате ослабления рубля – с другой.

В 2016-2018 гг продажи орехов в России демонстрировали восстановительный рост. Как следствие, в этот период выросли и объемы ввоза продукции в страну. Наибольший темп прироста импорта пришелся на 2017 г и составил 21,8% к уровню 2016 г.

По итогам 2014-2018 гг наибольшую долю в структуре импорта орехов в России имел арахис – в среднем 71,2% (в 2018 г – 69,3%). Вторым по объему ввоза в Россию видом орехов был кокосовый орех, на долю которого в 2014-2018 г пришлось в среднем порядка 8,9% от объёма импорта (в 2018 г – 9,0%). Третью позицию по объёму импорта в 2014-2018 гг занимал фундук – в среднем 6,2% от суммарного ввоза орехов в страну (в 2018 г – 7,3%).

По прогнозам BusinesStat, в 2019-2023 гг импортные поставки орехов на российский рынок будут расти. В 2021-2023 гг темпы прироста показателя будут снижаться, чему будет способствовать ожидаемое в этот период сокращение реальных доходов населения. По итогам 2023 г зарубежные поставки орехов на российский рынок составят 271 тыс т, что на 36% превысит значение 2018 г.

BusinesStat Анализ рынка орехов в России в 2014-2018 гг, прогноз на 2019-2023 гг 75 000 ₽
Материалы по теме
Статья, 17 января 2020 INFOLine Правительство утвердило Стратегию развития судостроительной отрасли до 2035 года В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники.

По данным исследования "Судостроительная промышленность России. Итоги 2018 года. Прогноз до 2025 года", подготовленного специалистами INFOLine, 29 октября на портале Правительства РФ опубликован текст стратегии развития судостроительной промышленности до 2035 года. Стратегия призвана стать ключевым целеполагающим документом отрасли и содержит опорные показатели для гражданского судостроения, военного кораблестроения и смежных направлений машино- и приборостроения. Однако, зафиксированные программой целевые показатели явно не предполагают существенного роста отрасли и скорее близки к умеренно-консервативному прогнозу развития.
В направлении гражданского судостроения утвержденная Стратегия предполагает строительство около 30 единиц крупной гражданской морской техники (водоизмещением более 80 тыс. тонн) ежегодно в период до 2025 года и менее 20 единиц – в 2025-2035 гг., что в целом соответствует консервативному сценарию развития отрасли, заложенному в этой же Стратегии. Эти показатели не только существенно занижены относительно индикаторов, которые были заявлены в проекте данной Стратегии в 2018 году, но и отстают от уже сформированной сдаточной программы отечественных верфей. Так, по итогам января-октября 2019 года российские верфи уже сдали 37 судов, еще около 20 судов находятся в высокой стадии готовности и должны быть сданы до конца года. То есть ожидаемый объем строительства гражданской морской техники в 2019 году составляет 55-60 судов при целевом индикаторе всего 33 судна. Аналогичная ситуация наблюдается по показателям 2020 года. Целевые показатели 2021-2025 гг. более-менее соответствуют анонсированной сдаточной программе, однако к этому времени, скорее всего, будут законтрактованы дополнительные суда, и фактические объемы строительства вновь обгонят заложенные индикаторы. При этом целевой и инновационный сценарии развития отрасли предполагают гораздо большие объемы гражданского судостроения, однако полностью «оторваны» от опорных индикаторов Стратегии, из чего можно сделать вывод – авторы документа больше склонны верить в реализацию именно консервативного сценария, или же индикаторы занижены, чтобы снизить вероятность их невыполнения.
Стратегия также закладывает значительное увеличение доли гражданской морской техники в судостроении – к 2035 году данный показатель в денежном выражении должен достичь почти 90%, причем наиболее активный рост запланирован на 2025-2030 гг. С учетом отсутствия роста плановых натуральных показателей гражданского сегмента в этот период (и даже нейтрально-негативную динамику относительно текущих уровней), Минпромторг делает ставку на развитие высокотехнологичных направлений гражданского судостроения – то есть отрасль должна от количества к качеству и, сохранив физические объемы строительства и увеличив выпуск в денежном выражении почти в семь раз к 2035 году (для военного кораблестроения рост в денежном выражении должен составить только 1,5 раза). Таким образом, в Стратегии закреплена цель на опережающее развитие гражданского сегмента, что в целом соответствует риторике руководства Минпромторга и АО «ОСК».
Следует отметить, что в проекте Стратегии редакции 2018 года в перечень целевых индикаторов также входили натуральные показатели в сфере строительства военного кораблестроения: так, до 2030 года планировалось построить более 530 плавстредств, а рост объема строительства в денежном выражении должен был составить 168%. При этом в итоговой редакции Стратегии натуральные показатели военного кораблестроения в качестве индикаторов исключены, а динамика данного сегмента занижена до 138% к 2030 году.
Также Стратегия затрагивает такой важный аспект развития судостроения как локализации и импортозамещение судового оборудования и электронной компонентной базы (отметим, что в первоначальный проект Стратегии данный индикатор не входил). Минпромторг планирует увеличить уровень локализации в данной сфере до 75% к 2035 году, причем преимущественно за счет кооперации. Среди мероприятий, призванных помочь отрасли добиться данных целей, в документе заложены разработка дорожной карты по импортозамещению и локализации судового комплектующего оборудования, создание центра компетенций судового оборудования и производственных мощностей на базе ГЧП по отдельным направлениям судового машиностроения, а также формирование системы мониторинга и контроля качества судового оборудования и развитие системы продвижения и продаж отечественного оборудования.
Еще одной целью является постепенное снижение влияния государства на отрасль: так, с 2022 года постепенно должен начать снижаться объем государственных инвестиций в основной капитал верфей и проектных компаний (цель – к 2035 году добиться снижения этого показателя до 60% относительно 2018 года), а доля выпуска продукции частных компаний к 2035 году должна вырасти с 30% до 50%.
Таким образом, утвержденная Стратегия в целом в целом отражает текущий курс Минпромторга и АО «ОСК» по развитию отрасли, а также содержат ряд инструментов, потенциально способных хотя бы частично решить актуальные проблемы отрасли (в первую очередь – в сферах развития компонентной базы, поддержки и развития стендовой испытательной базы). Однако в своих целях Стратегия ориентирована на движение по консервативному сценарию развития отрасли, а ее целевые индикаторы явно занижены для облегчения их достижения. Все это уже на первых этапах реализации может дискредитировать Стратегию и создать видимость заведомо безуспешной деятельности.
 

Показать еще