Все категории
Все категории
Потребительские товары
Потребительские услуги
СМИ и реклама
Сельское хозяйство
Промышленность
Строительство и недвижимость
Тара и упаковка
Транспорт и логистика
IT и телекоммуникации
Услуги для бизнеса
Финансовые рынки, Компании
Макроэкономика
РБК Исследования рынков, 3 августа 2021
Маркус Лимих

Ассортиментная политика будет адаптирована под новую реальность

Генеральный директор Gerry Weber в России об особенностях развития иностранного бренда и изменениях в моде

 Каким был 2020 год для вашей компании? Удалось ли достичь намеченных финансовых показателей? Как вели себя продажи в течение года?

 Мы развиваемся через франчайзи, поэтому основной задачей в 2020 году была поддержка партнеров и сохранение монобрендовых магазинов. Нам было важно оправдать ожидания партнеров от поддержки материнской компании, поэтому фокус был на сокращение разрывов между обещаниями помочь и реальностью, в которой оказались все мы. Открытость и лояльность франчайзи были плюсом, это нам позволило сохранить сеть и продать весь заказанный товар до конца года.

По понятным причинам не все финансовые показатели были достигнуты, и очевидно, что мы жертвовали своей маржинальностью ради более благоприятных условий для партнеров.

― Как вели себя продажи в течение года?

В течение года продажи были неравномерны, были всплески торговой активности во всех регионах, по мере открытия франчайзинговых магазинов после карантина. Весной, в фазу активного карантина, была пауза в отгрузках, мы воспользовались ею для оптимизации внутренних бизнес-процессов и старта онлайн проектов, которые давно планировали.

 Насколько сильно пандемия скорректировала цели развития на ближайшее будущее и на долгосрочную перспективу?

 На международных рынках компания оперирует в основном в оптовом канале дистрибуции, но пандемия открыла возможности для новых каналов дистрибуции, по формальным признакам больше розничных, чем оптовых. Например, маркетплейсы и собственный онлайн бизнес. Это внесло свои коррективы в долгосрочные перспективы. Онлайн развитие и цифровизация операционных процессов находятся теперь в топ-5 стратегических целей компании.

 Какие факторы оказывали наиболее неблагоприятное воздействие на бизнес: ослабление российской валюты, закрытие торговых центров, снижение туристических потоков?

 Ослабление валюты больше других факторов влияет на наш бизнес. Закрытие торговых центров и простой магазинов в течение нескольких месяцев мы частично компенсировали партнерам из своей маржи, ТЦ открылись, и партнеры продолжили работать. Это безусловно неблагоприятный фактор, но он был ограничен по времени. Но падение рубля имеет долгосрочный эффект, это привело к удорожанию бренда, и финансовой возможности удержать минимальную разницу с европейскими розничными ценами в кризис ни у одного европейского бренда нет. На фоне падения реальных доходов удорожание бренда сейчас является критическим, это основной вызов, с которым мы сейчас работаем.

 Получалось ли договориться об отмене арендных платежей или скидках на время карантина? Все ли временно закрытые торговые точки удалось восстановить?

 Многие ТЦ пошли навстречу и снизили аренду, но не все. Небольшим удивлением стали достижения по снижению ставок в Москве и в Санкт-Петербурге, где конкуренция арендаторов гораздо выше. Мы ожидали лучших результатов от региональных ТЦ, где у управляющих компаний меньше шансов найти замену западному бренду с такой узнаваемостью, как Gerry Weber.

 Какие изменения в потребительском поведении наблюдаются на рынке? Отмечалась ли в течение года выраженная тенденция к экономии или отложенный спрос?

 Отложенный спрос и тенденция к экономии  это не новые факторы, мы с этими вводными работаем продолжительное время на фоне падения реальных доходов населения.  Из новых изменений как производители мы много внимания уделяем подходу к формированию коллекций. Работа из дома в пандемию навсегда изменила привычки покупателей, есть новые запросы на более комфортную и повседневную одежду, при этом важно сохранить баланс в коллекции, сохраняя узнаваемый стиль. Эко тренды также очень актуальны для нас, как для немецкого бренда, и особенно как для компании, работающей на международных рынках.

 Сотрудничает ли компания с маркетплейсами? Какие категории товаров пользовались наибольшим спросом?

 На маркетплейсах работаем, продаем и сезонный товар, и товар прошлых коллекций. Ключевые категории совпадают с офлайновой реальностью, нас знают по великолепной посадке брюк и джинсов, а также по качественной верхней одежде, эти же категории лидируют и онлайн.

Для нас маркетплейсы являются не только каналом продаж, но и реальной площадкой для поддержания узнаваемости бренда и лояльности покупателей.

 Какова доля и динамика онлайн-продаж? Как компания контролирует качество клиентского опыта на этапе доставки?

 Онлайн торговлю мы запустили в прошлом году. За первые полгода работы этот канал вышел на 9%, динамика активная, планируем в ближайшие год-два нарастить до 15%. Клиентский опыт  это важнейший приоритет. Основа нашего бизнеса ― по-прежнему монобрендовые магазины, поэтому постоянно думаем над оптимальной интеграцией франчайзинга и онлайна так, чтобы оба канала от этой интеграции выиграли.

 Будет ли в ближайшей перспективе расширяться партнерская сеть? Можно ли сказать, что за последние годы происходило снижение интереса к франчайзингу?

 С начала года мы открыли 3 франчайзинговых магазина, 2 находятся в процессе строительства и откроются весной, еще 4 мы планируем открыть до конца года. Для многих франчайзи кризис это время возможностей, поэтому мы активно обсуждаем поддержку наших существующих партнеров, которые хотят развиваться, и продумываем индивидуальные предложения для новых партнеров.

 На каких направлениях деятельности сфокусируетесь в 2021 году? Намерены ли корректировать ассортиментную и ценовую политику в ближайший год?

 В 2021 году фокус на развитии онлайн и поддержке новых монобрендовых открытий, а также развитии нового формата – монобрендовых аутлетов. Ассортиментная политика будет адаптирована под новую реальность. В первую очередь, это сфокусированное и более актуальное предложение для наших лояльных покупателей, то есть меньше повторов, больше обновлений и выше качество при сохранении позиционирования в нише modern classics. Запрос потребителя перестроился на более повседневный и комфортный образ при сохранении статусности, это уже найдет отражение в осенних коллекциях бренда.

РБК Исследования рынков Ключевые тренды одежного ретейла 2021 55 000 ₽
Материалы по теме
Статья, 14 сентября 2021 BusinesStat За 2016-2020 гг продажи кукурузного масла в России выросли на 92,7%: с 7,6 до 14,6 тыс т. Кукурузное масло используется в пищевой промышленности для изготовления кулинарных жиров, хлебобулочных изделий, соусов, диетического и детского питания.

По данным «Анализа рынка кукурузного масла в России», подготовленного BusinesStat в 2021 г, за 2016-2020 гг его продажи в стране выросли на 92,7%: с 7,6 до 14,6 тыс т. В 2016-2019 гг они увеличивались на 24,6-36,3% в год и в 2019 г достигли своего пятилетнего максимума в 16,1 тыс т. Рынок кукурузного масла далек от насыщения и продажи возрастали высокими темпами по мере роста его популярности среди россиян, и расширения сфер применения в промышленности. В 2020 г объемы реализации кукурузного масла в стране сократились на 9,3% относительно предыдущего года. Экономические последствия пандемии коронавируса привели к снижению доходов россиян, что повлияло на выбор покупателями всех категорий более дешевой продукции: в данном случае они отдавали предпочтение традиционному и доступному по цене подсолнечному маслу.

Показать еще